В России нет статистики мертвых деревень. Вернее, так – есть приблизительное и не очень актуальное понимание общей картины. С точностью же невозможно сказать ни сколько деревень уже исчезло, ни в скольких остался один житель, а где живет меньше десяти человек. Еще меньше информации о тех, кто же эти последние жители, почему они остаются, как они живут.

Тема эта также редко становится предметом дискуссий, или журналистских расследований. Без политического подтекста никто не едет в заброшенные и зачастую непроходимые места. Чем может заинтересовать «вековая баба», живущая последние 15 лет в полном одиночестве в разваливающемся доме, которой неведомы ни Крым, ни пенсионная реформа. Русские, горожане, не видят в этом процессе умирания исторического события, окончания чего-то огромного и важного для них. Тем самым, как бы отказываясь от своей коллективной памяти, не принимая ее. То, что еще два поколения назад было ежедневной рутиной для 70 % населения нашей страны, сейчас вышло за пределы банального интереса.

Почему-то в истории нашей литературы, во всей деревенской прозе так и не появилось большого автора, рассказавшего о быте и жизни деревень в центральной России. Да, есть Василий Белов, но это Вологда, русский север, а Валентин Распутин, Виктор Астафьев – это всё-таки очень далеко от Москвы, тех деталей, которые присущи только этому месту, там и не может быть.

Есть, конечно, и исключения – «Мой друг Момич» Воробьева, «Жила была одна баба» Андрея Смирнова, но свидетельств этих недостаточно, и они отделены от нас уже столетней давностью, до переломных для русской деревни событий, коллективизации и войны. Последние же десятилетия, время, за которое почти полностью исчезли с карт десятки тысяч населенных пунктов, преданы забвению.

«Окраина» задумана нами именно как попытка сохранить те немногие свидетельства оригинального быта русской деревни, разговорить последних ее жителей, чтобы узнать их проблемы и горести, запечатлеть то последнее, что остается нам, горожанам, от еще живой истории нашей страны. Мы не ставим своей целью ужаснуть вас, не призываем помогать героям наших статей. Мы просто хотим напомнить вам о том, что всё еще живо в памяти этих стариков.

Made on
Tilda